Инвестиционный бум в Китае. В чем секрет?

Очевидное – невероятное: Китай, породивший пандемию коронавируса, продолжает бить рекорды по объему привлечения инвестиций. В январе-мае они выросли на 35,4% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и на 30,3% превысили допандемийный уровень. Но и в прошлом году, первым оправившись от карантинных потрясений, Китай привлек на 41,6% инвестиций больше, чем за год до этого. В то время как приток зарубежных инвестиций в мире упал на 49%, а в США оказался на 79% меньше. Чем это объяснить?

По данным мирового статического ведомства при ООН UNCTAD, к началу текущего года Китай стал главным инвестнаправлением мира, обойдя США, объем прямых иностранных инвестиций в экономику которых упал почти вдвое – до $134 млрд. В то время как Китай привлек $163 млрд. и впервые сместил США с позиции лидера по объему привлеченных прямых иностранных инвестиций. Это на 4,5% больше, чем годом ранее, когда поступило $144,37 млрд.

В пересчете на национальную валюту прямые иностранные инвестиции составили 999,98 млрд. юаней.  Министерство коммерции КНР с удовольствием назвало рост вложений из-за рубежа историческим рекордом для страны. И не раскрыло секрет фокуса, отделавшись общими словами о том, что “страна успешно справилась с негативным воздействием пандемии и в условиях всеобщего спада  выполнила задачу по стабилизации потока инвестиций из-за рубежа”.

Теперь аналитики всего мира соревнуются в оценке этого парадокса и прогнозах на будущее. Основные тезисы того, что пишут в иностранных и российских финансовых изданиях сводятся к тому, что Китай сумел первым отыграть экономические потери из-за пандемии. И в этом весь секрет.

В III квартале прошлого года экономика страны выросла на 4,9% г/г, а в IV квартале – уже на 6,5% г/г. Таким образом, по итогам всего 2020 года экономический рост в КНР составил 2,3% г/г. То есть Китай стал единственной страной с крупной экономикой, которая продемонстрировала рост ВВП в 2020 году.

Дальше – больше: в I квартале 2021 года произошло резкое ускорение роста ВВП – аж на 18,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Правда, связано это в первую очередь с низкой базой прошлого года: как раз год назад, в I квартале 2020 года, в стране был разгар пандемии и карантинных мероприятий. Не удивительно, что от второго квартала эксперты ждут более скромных результатов – не больше 8-8,5%.

Столь простое, на первый взгляд, объяснение на самом деле не является единственно верным ответом на вопрос, почему Китай превратился в мировой инвестиционный пылесос и по привлечению денег впереди планеты всей. На самом деле впечатляющие темпы восстановления экономики – это только одна из причин интереса инвесторов.

Любопытно посмотреть, куда именно зарубежные финансисты вкладывали деньги в КНР. Оказалось, что 77% всего, что пришло, было вложено в сферу услуг. Это не только рестораны или электронные сервисы, а и логистика, транспортные коридоры, посылторг. Технологический сегмент сферы услуг вырос на 13,9%, до $112,14 млрд. 

При этом из всех вложений собственно IT-шники получили на 11,4% больше, в различные инновации вложено плюс 28,5%. В том числе рост вложений в исследовательскую и конструкторскую деятельность составил 78,8% (это связанно со здравоохранением в том числе), во внедрение инновационных разработок – 52,7%, электронную коммерцию – 15,1%, телеком –11,6%.

Что это означает? То, что в Китае, который первым переболел коронавирусом и “отстрелялся” по всем видам жестких карантинов, есть высокоприбыльные перспективные проекты, которых нет в других странах, озабоченных выстраиванием железных занавесов и соревнованием в вакцинации.

Не случайно, что в Китай перебегают инвестиции из Европы: самый крупный прирост дали   Нидерланды – 47,6 % и Великобритания –  30,7%. При этом инвестиции из стран Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) увеличились всего на 0,7%. У них просто нет лишних денег и стратегического понимания перспектив тех или иных китайских разработок.

К тому же они лучше понимают “азиатскую” логику мышления и обращают внимание не на темпы восстановления экономики Китая, а на показатели годового роста, которые оказались самыми низкими за 45 лет. Если быть точными, ВВП Китая за 2020 год вырос на 2,3%, что является самым низким темпом роста с 1976 года (тогда экономика Китая сократилась на 1,6%).

В самом Китае наибольшую инвестиционную активность демонстрировали восточные провинции, на них пришлось 88,4% инвестиций, а рост вложений составил 8,9%, включая Цзянсу (5,1%), Гуандун (6,5%), Шанхай (6,6%), Шаньдун (20,23%) и Чжэцзян (18,3%). Значительный рост зафиксирован в провинциях на северо-востоке и среднем западе: Ляонин (13,7%), Хунань (28,2%) и Хэбэй (35,5%).

Все это так называемые инновационный пояс КНР. Интересно, что иностранные вложения в промышленное производство оказались более чем скромными. Поэтому обрабатывающая и горнодобывающая промышленность, а также коммунальные услуги показали 2,8% роста, по сравнению с 5,7% в 2019 году. Инвестиции в основной капитал предприятий выросли на 2,9%  по сравнению с 5,4% в 2019 году. Да и то за счет внутренних инвестиций.

Правительство Китая уже обеспокоено тем, что иностранцы, прежде всего Запад, вкладываются, грубо говоря, в будущее и роботов, обходя своим вниманием реальную экономику, в которой сконцентрирован основной процент занятых.

Чтобы не допустить роста безработицы, китайское правительство поставило цель создать 9 млн. новых рабочих мест в городах в 2020 году по сравнению с 11 млн. в 2019 году. В нынешнем году в Китае должно быть создано еще 11,86 млн. новых городских рабочих мест.

Правительство буквально принуждает бизнес нанимать новых работников, заставляет их в прямом смысле слова атаковать внешние рынки для увеличения сбыта своей продукции. Китай ведет очень агрессивную маркетинговую кампанию по стимулированию спроса на различные потребительские и промышленные товары. Коронавирус ему при этом в помощь, потому что такого количества дешевых масок, оксиметров и защитных костюмов ни одна страна мира не в состоянии произвести.

Не удивительно, что в первые месяцы 2021 года показатели импорта и экспорта КНР увеличились более чем на 30%. В январе сальдо торгового баланса Китая стало рекордным за последние два десятилетия. В то же время прибыль промышленных предприятий КНР в первые месяцы текущего года подскочила более чем на 100%.

В США, Европе и других странах стараются защититься от китайцев торговыми барьерами. Но, как гласит закон Мерфи, попытка спасти безнадежную ситуацию только ухудшает положение дел. Вводя дополнительные торговые барьеры с тем, чтобы остановить экспортную экспансию Китая, западные страны сами себя закрывают на ключ. Как результат, по итогам «коронавирусного» 2020 года общий объем прямых иностранных инвестиций, то есть вложений в предприятия любой отрасли экономики за пределами страны инвестора, сократился на 42% – с $1,489 трлн. до $859 млрд.

Инвесторы просто боятся в условиях ограничений заниматься бизнесом в Европе и США. В то же время они побаиваются, что эти ограничения и зацикленность Запада на вакцинах и борьбе с вирусами приведут к технологическому отставанию от Китая. Для которого вакцинация – это дело вторичное, а вот новые технологии – на первом месте.

Собственно это и соблазняет западных инвесторов “эвакуировать” капиталы в Китай. Американцы сумели получить свой кусок финансового пирога исключительно за счет вложений в свои государственные облигации или акции крупных акционерных обществ.

Общее мнение инвесторов сводится к тому, что раскладывать яйца нужно в разные корзины. Если Китай – это риск и надежда на прорыв, то надежность американских облигаций подтверждена эмиссией доллара. А ценные бумаги крупных компаний если и упадут, то потом могут подняться.

Что касается европейского континента, то по оценке UNCTAD, сильнее всего в 2020 году сократился поток прямых иностранных инвестиций в страны Европы (более чем на 100% вместо отмечавшегося в 2019 году притока в $344 млрд. эксперты зафиксировали отток в $4 млрд.).

Прямые иностранные инвестиции в Россию, по данным UNCTAD, сократились в 2020 году на 96% – с $32 млрд. до $1,1 млрд. По словам финансового аналитика Александра Охрименко, такого плохого результата в России не было с 1994 года. Даже во время кризиса 2008-2009 годов приток инвестиций был на порядок больше. 

Но в Россию инвесторы опасаются идти из-за угрозы новых взаимных санкций Москвы и Вашингтона. Дескать, сейчас вложишь – потом вернуть не сможешь. Да еще и под санкции попадешь.

В то же время, отмечает Охрименко, согласно данным НБУ за 2020 год, сальдо прямых зарубежных инвестиций составило минус $950 млн. Для сравнения: в 2019 году было плюс $5,3 млрд. В 2015 году, в разгар боевых действий на Донбассе, тоже был минус сальдо прямых зарубежных инвестиций, но тогда этот показатель составил минус $430 млн. Нас мировые санкции не коснулись, проценты по облигациям мы подняли, почему же инвесторы все сразу резко сбежали – вопрос, конечно, интересный. И требует отдельного анализа.

Источник: Версии
54321
(Всего 20, Балл 4.85 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам