Крымские каникулы: безумству храбрых поем мы песню

Крым. Ласточкино гнездо

В статье “Зимние каникулы-2021: побег от эпидемии” мы обещали рассказать о наших согражданах, которые правдами и неправдами пытаются прорваться в Крым – к родне или ввиду ностальгии. Это действительно занимательное приключение с изрядной долей притворства, очевидного всем участникам рискованного мероприятия.

Я уже писала о своей подруге, у которой в Крыму родня и недвижимость, отчего она регулярно туда ездит. Барышня пробиралась в Крым летом, когда отменили весенний жесткий карантин. И совсем недавно – на Рождество. Ее история – пример того, как семейные ценности и узы родства разрывают паутину политической и коронавирусной бюрократии.

Итак, все по порядку. Летом моей подруге (как всем, кто пересек границу с Украиной) вручили предписание Роспотребнадзора сдать тест на COVID-19 в специальной лаборатории по месту временного проживания в течение трех дней. А затем отправить результаты исследования в управление все того же Роспотребнадзора по электронной почте. Она все это сделала и спокойно провела на полуострове около месяца.

А вот ее недавний рождественский вояж был гораздо интереснее. Несмотря на то, что закон про мову вступил в силу только 16 января, а моя подруга ехала к родственникам на Святвечер на десять дней раньше, она столкнулась с практически непреодолимой преградой. Если сдавать ПЦР-тест в Украине и предъявлять справку на российской границе, то документ должен быть на русском языке.

В украинских лабораториях, обслуживающих туристические маршруты, можно получить справки с QR-кодом, выводящим на всемирную базу данных, на английском, французском и любом другом языке, включая африканские диалекты. Но на русском?! Вы что, с ума сошли? Это почти как измена родине. Не важно, что Киев большей частью общается на русском языке. Моя подруга так и не смогла “выскрести” заветную справку на языке страны-агрессора.

Оставалась надежда, что в связи с падением пассажиропотока через админграницу с Крымом в десять раз могут быть какие-то послабления. Впрочем, вера в рождественское чудо была весьма относительной. И следуя опять-таки российской пословице “На Бога надейся, а сам не плошай”, барышня решила не рисковать и прикинулась серьезно больной. Не короновирусом, конечно. А так, старые раны и все такое.

Дело в том, что и российские, и украинские нормативные документы позволяют въезд граждан двух стран в гости друг к другу только в нескольких случаях. Кроме дипломатических работников, официальных делегаций и водителей-дальнобойщиков (вместе с транзитными пассажирами и членами экипажей), это могут быть близкие родственники, которые едут ухаживать за своими родными. Причем лишь родня первой категории (дети к родителям и наоборот). Либо больные люди, отправляющиеся на срочное лечение. Можно санаторно-курортное.

Формально в Украину может въезжать практически любой иностранец, даже из красной зоны, которой является Россия, при условии наличия документа (полис, свидетельство, сертификат) страхования от COVID-19, выданного страховой компанией, зарегистрированной в Украине, или иностранной страховой компанией, которая имеет представительство на территории Украины на срок пребывания в стране.

На первый взгляд, все либерально. Но на практике деловой и личный туризм (а другого сейчас нет) между двумя странами функционирует благодаря единственной норме, позволяющей ехать не к родителям, не на похороны и не в составе делегаций, – это лечение.

Чудесная лазейка! Например, согласно п.13 распоряжения правительства РФ от 16 марта 2020 г. №635-р и от 27 марта 2020 г. №763-р (с дальнейшими изменениями), могут пересекать границу в условиях коронавируса “лица, въезжающие в Российскую Федерацию в целях лечения, при условии предъявления действительных документов, удостоверяющих их личность и признаваемых Российской Федерацией в этом качестве, и визы либо в безвизовом порядке в случаях, предусмотренных международными договорами Российской Федерации, а также документов (копий документов), выданных медицинской организацией, подтверждающих приглашение на лечение, с указанием времени проведения лечения или документов (копий документов), оформленных Минздравом России. Документы, подтверждающие указанное обстоятельство, могут быть любой формы. При этом содержание этих документов должно подтверждать указанную цель поездки иностранного гражданина” (конец цитаты).

Аналогично есть нормативные акты украинской стороны. В итоге оказалось, что бизнесмены, артисты или просто люди, которым нужно попасть из Украины в Россию и наоборот, – сплошь тяжело больные. И нуждаются в срочном лечении, но только в этих двух странах.

Все, кто причастен к крымскому или даже российскому вопросу в Украине, понимают лукавство данных норм. Прежде всего стражи украинской границы всех мастей. То же самое касается их российских коллег.

Моя подруга, наслушавшись разговоров о том, что для въезда в Крым нужны документы о близком родстве (если сын едет к отцу, то требуют буквально свидетельство о рождении и паспорта родителей), решила в этот раз пойти другим путем. И купила путевку на лечение в одном из санаториев полуострова по профилю своей болезни. Почти как при въезде в Европу – покажите бронь отеля.

По иронии санаторий сохранил гордое название одного из областных центров. И не он один. Представьте, как забавно звучит, когда на контроле полусонного путника, преодолевшего длинный путь автобусом, автомобилем или поездом до Новоалексеевки, а затем 30 км на попутке ранним утром спрашивают: “Куда едете?”. А в ответ: “В “Тернополь” (название лечебного учреждения изменено по просьбе рассказчицы, – автор). 

Но именно так и было в случае моей подруги. Она показала свои медицинские документы и путевку на лечение. Перезвонили в санаторий. Там подтвердили, что путевка настоящая. И моя радостная подружка отправилась… к своей родне. Санаторий она, конечно, посетила и все документы там оформила, подтверждающие пройденное лечение. Более того, действительно приняла несколько целебных ванн и каких-то еще процедур, согласно оплаченной путевке (не пропадать же добру).

Но большую часть времени жила дома у родни. И тест сделала на границе, причем гораздо дешевле, чем в Украине. Без нервов со “сроками годности” и “украиномовой справкой”. Всех тревог – это звонок пограничника в санаторий с вопросом, действительно ли она купила путевку, которая была предъявлена в электронной форме? Как только в санатории это подтвердили, девушку впустили. 

Глядя на все это, я думаю: кому нужен этот аттракцион лжи? Ведь ежу понятно, что “больные украинцы”, въезжающие в РФ, как и “хворые россияне”, гостящие в Украине, на самом деле здоровы. И это всего лишь обкатанная схема преодоления “железного занавеса” эпидемии. Для всех это очевидно и все закрывают глаза. Главное, что формальности соблюдены.

Чем-то происходящее напоминает мне историю с прошлогодним осенним заочным арестом Украиной 50-ти кораблей, которые заходили в крымские порты. А до этого с таким же заочным арестом 44-х самолетов российских авиакомпаний, которые нарушили запрет на полеты в Крым.

Не знаю, удалось ли отловить корабли и надеть на них “наручники”, но самолеты продолжают летать. Более того, Росавиация даже согласовала льготные рейсы на полуостров из двенадцати городов России. Боюсь, что Украина такое не потерпит и будет действовать решительнее. Хотя как?

В этих враждебных условиях друзьям и близким, оказавшимся по разные линии “фронта”, приходится становиться “штирлицами”, выдумывать фейковые поводы для визита друг к другу, тратить для этого кучу денег, оформлять груду бумаг и преодолевать бюрократические барьеры. И все это просто для того, чтобы обнять друг друга. Неужели это нормально? 

Источник: Версии
54321
(Всего 51, Балл 5 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам