Пандемия и скандинавский секрет

Обещали рассказать об уникальном пути скандинавских стран в коронавирусном мире. И вот оно! Как показала мировая практика, Covid-19  распространяется независимо от того, какие меры вводят правительства – драконовские или слабые. Швеция почти ничего не ограничивала, и там подушевая смертность меньше, чем в странах с жестким карантином.  Но еще большей загадкой остается Норвегия, где смертность от коронавируса в шесть раз меньше шведской. Что это: достижения медицины или особый норвежский рецепт?

Загадка на сообразительность. В  Испании и Франции были введены одни из самых жестких ограничений  этой осенью. Мы такого даже не представляем:  запрет покидать дом (разрешено только по уважительной причине: на работу, к врачу, в магазин, для помощи близкому человеку). Нужно заполнять бланк пропуска и четко писать, почему вы вышли на улицу. Любой встречный полицейский патруль может потребовать предъявить “документ”.

Высшие учебные заведения работали онлайн. Всюду, где возможно, перешли на дистанционную работу. Понятно, что бары, рестораны и магазины, кроме продающих товары первой необходимости, были наглухо закрыты. Также запрещены публичные собрания. И что? Ничего оптимистического!

В Испании, где жестко соблюдался карантин, 950 погибших на миллион населения. По Франции такой статистики я не нашла (количество смертей на миллион населения – это самый точный индикатор, потому что у всех стран разная численность и разная плотность жителей, и любые другие сравнения некорректны – автор).  Но поскольку, согласно анонимным соцопросам, 60% французов нарушали правила карантина после введения второго локдауна, можно и не искать.

Тем временем  в Швеции, где самый  низкий уровень строгости режима изоляции в Европе, подобный показатель составляет 660 человек на миллион, в России – 270, в Норвегии – всего 60. И там, как и в Финляндии, смертность достаточно низкая. В чем секрет?

Версий несколько. Одна из них – коллективный иммунитет. Напомним, что Швеция этой весной отличилась крайне мягким подходом к мерам безопасности против коронавируса. Когда у всех стран все было закрыто, Швеция не вводила жесткие карантинные ограничения.

Надо заметить, что Швеция никогда не рассматривала коллективный иммунитет как декларируемую стратегию. Хотя многие государственные чиновники четко заявили, что рассчитывают на выработку иммунитета к вирусу среди населения – ведь это могло бы ограничить распространение коронавируса.

Однако самый известный шведский эпидемиолог Андерс Тегнелл, который и был инициатором идеи о коллективном иммунитете, сейчас признает, что этот вопрос остается неопределенным. В интервью Bloomberg Тегнелл сказал, что до сих пор непонятно, насколько снижается скорость передачи болезни после того, как все большее количество людей инфицируется.

Сомнения Тегнелла касательно коллективного иммунитета появились после того, как в последнее время стали известны результаты исследований: коллективный иммунитет вырабатывается, когда инфицировано или привито от 55% до 82%.

При этом данные, опубликованные шведским национальным агентством здравоохранения в июне, свидетельствуют о том, что в первый весенний “либерализм” только около 10% людей в Стокгольме – районе, который больше всего пострадал от коронавируса, получили антитела к нему.

Вторая версия – это плотность населения. Еще весной  Швецию  сравнивали с другими крупными государствами. Например, по суммарной смертности от вируса на душу населения Швеция примерно в полтора раза уступала Италии, Испании, Великобритании и Франции. Правда, критики такой статистики называли это логической ошибкой: плотность населения в упомянутых странах куда выше шведской, поэтому и сравнивать их нельзя.

Но в критике есть и подтверждение теории. В Норвегии и Финляндии,  где также низкая плотность населения, зафиксированы одни из самых низких показателей смертности от коронавируса в мире. Причем цифра почти одинаковая: она колеблется вокруг отметки 60 случаев на миллион граждан. Это намного ниже среднего показателя в Европе (около 240 на миллион) и Швеции.

Более того, с июня Финляндия и Норвегия проводили менее жесткую политику, чем Швеция, где  нельзя собираться группами больше восьми человек, а продажа алкоголя в барах и ресторанах возможна только до десяти вечера. К тому же масочный режим сделали обязательным для всех.

Ни в одной из этих стран нет принудительного ношения масок, хотя в августе обе страны выполнили решение ВОЗ: правительства согласились рекомендовать гражданам при желании носить маски.

В Норвегии собрания в общественных местах по-прежнему разрешены, хотя их вместимость недавно сократилась до 50 человек (с 200).  Повседневная жизнь в Финляндии почти не изменилась. При этом обе страны на удивление хорошо перенесли коронавирус.

Последствия более легкого подхода можно увидеть и в экономике. Во втором квартале 2020 года экономика Норвегии и Финляндии сократилась на 6,3 процента и 6,4 процента соответственно. Это примерно половина 11,8-процентного спада в Европейском союзе и намного ниже, чем у Испании (-18,5%) и Англии (-19,1%). Это даже ниже, чем в Швеции, где снижение составило 8,6%.

Во всех скандинавских странах на удаленку отправляют только по желанию. Многие стали работать два дня в неделю в офисе, три дня дома. И не из-за коронавируса, а потому, что такой график им удобнее.

Впрочем, нас интересует вопрос, почему при одинаковых, в сущности, подходах по борьбе с пандемией количество зараженных, а, главное, умерших в Швеции и Норвегии отличается в разы. Скажем сразу, официального ответа на этот вопрос нет.

Министр здравоохранения Норвегии Бент Хёйи считает, что различия между стратегиями по коронавирусной инфекции не так велики, как можно себе представить. Когда он это сказал (в октябре текущего года), журналисты подсчитали, что в  Норвегии было  в общей сложности 275 погибших от коронавируса, а Швеции – 5895.

Так что же предопределило низкий уровень смертей в Норвегии? В чем секрет? В системе охраны здоровья? Такая версия имеет право на жизнь. В отличие от китайцев, норвежцы не возводили модульные госпитали или отдельные инфекционные больницы. Большинство медучреждений быстро перестроились под прием пациентов с коронавирусом. Главным стал университетский госпиталь Улеволл в Осло. Но и в Швеции с бесплатной общедоступной медициной тоже все хорошо. Но там смертность выше.

Некоторые специалисты обратили внимание на тот момент, что в Норвегии в абсолютном большинстве случаев заражения коронавирусной инфекцией (подтвержденной тестами)  болезнь протекала бессимптомно.  Почему?

Появилась интересная версия. Согласно ей,  дело не в качестве и доступности медицины, не в климате и даже не в плотности населения, а в количестве…  витамина D в организме человека.

Недавно исследователи из дублинского Тринити-колледжа проанализировали все исследования за последние 20 лет, в которых анализировался уровень витамина D у взрослых европейцев, и сравнили их со смертностью от коронавируса.

Новое масштабное мета-исследование подтверждает гипотезу о связи уровня витамина D с тяжестью протекания заболевания коронавирусом. Если коротко, чем больше витамина D, тем легче переносится зараза.

Но, как выяснили ирландские исследователи, даже в солнечных странах  естественная выработка витамина организмом недостаточна, чтобы успешно бороться с инфекцией. Решение только одно – прием добавок, который давно практикуется в Скандинавии. А точнее, в Норвегии, где меньше всего солнца.

В Норвегии и Финляндии из-за нехватки солнечного света высока популярность пищевых добавок и обогащенных витамином  D  продуктов. В этих же странах отмечены более низкие уровни  смертей от коронавируса.

Исследователи отмечают, что корреляция между уровнями витамина D и смертностью от коронавируса была статистически достоверной. По их мнению, данное соединение позволяет сгладить осложнения инфекции за счет регулирования аутоиммунных реакций по типу «цитокинового шторма», которые становятся губительными для многих пациентов.

P.S. После написания этой статьи чуть сама не кинулась в аптеку за целебным витамином. Хорошо, что умные люди подсказали: те витамины, которые продаются у нас, и те, что десятилетиями принимают в Норвегии – это две большие разницы, как сказали бы в Одессе.

К тому же “поздно пить “Боржоми”, когда почки отвалились”. Минимум 10-лет регулярной витаминной терапии могут что-то дать иммунитету. А с первой выпитой таблеткой барьера от пандемии никто не обещает. К тому же это просто теория. Но она лично мне нравится. А, может, все дело действительно –  в витамине D?

54321
(Всего 30, Балл 5 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

Читайте также

В ООН оценили убытки для туризма из-за COVID-19

В ООН оценили убытки для туризма из-за COVID-19

Из-за пандемии COVID-19 мировой туризм в 2021 году может недополучить доходы на сумму в 2 трлн долларов. Этот показатель сопоставим…
В Италии не видят большой опасности в штамме коронавируса "омикрон"

В Италии не видят большой опасности в штамме коронавируса "омикрон"

Распространяющийся в мире штамм коронавируса COVID-19 «омикрон», судя по всему, не опаснее для здоровья, чем предыдущие штаммы и существующие вакцины…
В Украине штамм Омикрон пока не обнаружили - Ляшко

В Украине штамм Омикрон пока не обнаружили - Ляшко

В Украине пока не регистрировали случаи заболевания штаммом коронавируса Омикрон, сообщил в понедельник, 29 ноября, глава Минздрава Виктор Ляшко. По…

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам