Роспуск парламента

Спикер Владимир Литвин предложил всем не дергаться и тихо дожидаться вступления в силу конституционных изменений. Посидим до первого января, а после новогодних праздников, когда все протрезвеют, в стране будет совершенно новый политический режим. Премьер Юлия Тимошенко уже успела охарактеризовать новую конституционную реальность как "концентрацию власти в руках трех-четырех человек".

Судя по тому, что не предпринимаются сколько-нибудь внятные попытки денонсировать так называемый декабрьский пакет (изменения в закон о выборах президента плюс конституционная реформа), можно констатировать: новая власть смирилась с неизбежностью. Времени на организацию плебисцита по денонсации пакетных соглашений почти не осталось. На Конституционный суд надежд нет, поскольку с осени де-факто он будет пребывать в недееспособном состоянии (искусственный дефицит кадров).

Кроме того, "оранжевая" команда не сумела качественно отработать задачи по системному реформированию так называемого "наследия старого режима". Европейский вектор интеграции, декларированный на Майдане, оказался красивой сказкой для взрослых. Европейский вице-премьер Олег Рыбачук поневоле стал правительственным мечтателем без аппарата (ему так и не дали создать министерство евроинтеграции). А когда дело дошло до ВТО, то стало совсем плохо. Административно-территориальная реформа превратилась в сеанс садомазохизма. Вице-премьеру Роману Безсмертному пришлось испытать все сомнительные удовольствия от этого сеанса лично. Перестройка силовых структур свелась к замене поставленной задачи (теперь, ребята, мы прессуем "приспешников старого режима").

Попытка секретаря СНБО взбодрить руководство органов привело к реакции, свидетельствующей о высокой степени автономности силовиков: "да пошел ты…". И тут еще, вдобавок ко всему, конституционная реформа. Остается действовать по инструкции, разработанной на случай возникновения ядерного конфликта: обернуться в белые простыни и тихо ползти на кладбище.

Кто выиграет и кто проиграет от вступления в силу изменений в Основной закон? Существуют две основные версии на сей счет. Они не новы и активно обсуждались как во время подготовки к изменению Конституции, так и после состоявшегося акта.

Версия первая: глава государства – "английская королева". Ее выдвинула оппозиция, которая сегодня находится у руля (кормила) власти. "Конституционная реформа затеяна с одной единственной целью – ограничить полномочия будущего президента Украина и гарантировать неприкосновенность олигархическим кланам". В соответствии с данной гипотезой, власть сосредоточится в руках премьер-министра и, естественно, спикера Верховной Рады, который одновременно будет играть роль лидера нового парламентского большинства.

Версия вторая: "гибкая демократия". Конституционная реформа устранит угрозу установления в Украине авторитарного режима. Парламентско-президентская форма правления должна прийти на смену ручному управлению политическими и экономическими процессами. Институт президентства был необходим на этапе становления государственности. Теперь он (институт) свою функцию выполнил и нуждается в "кастрации" полномочий. Глава государства может проводить балансировку системы власти, пользуясь своим правом распускать парламент в предусмотренных новой Конституцией случаях, но не в состоянии вмешиваться в текущие политические и экономические процессы.

В соответствии с первой версией, от конституционной реформы (К-реформы) выиграют спикер и премьер-министр. Но поскольку в марте должны состояться парламентские выборы, никто не может гарантировать, что парламент снова возглавит Владимир Литвин, а премьером опять станет Юлия Тимошенко. Более того, эти два назначения сегодня напрямую зависят от того, пойдут ли Владимир Михайлович и Юлия Владимировна на выборы в одной упряжке-"тройке" с "Нашей Украиной" Безсмертного–Ющенко.

Если принимать в расчет вторую версию, то от новых конституционных правил выиграет президент, поскольку это величина постоянная в уравнении с двумя неизвестными (спикер и глава правительства). Определенный дефицит полномочий может быть компенсирован относительно высоким уровнем доверия к Виктору Ющенко. Поэтому такой экстремальный шаг, как роспуск Верховной Рады, может быть с пониманием воспринят обществом. А все, кстати, идет к тому, что новая Верховная Рада не сформирует устойчивого парламентского большинства. Пока можно с уверенностью утверждать: так называемые революционеры, в число которых пока входят Александр Мороз и спикер Владимир Литвин, завоюют свыше 226 мест в новом составе парламента. Но есть две проблемы.

Первая: "монолитность" такого большинства будет крайне низкой. Достаточно Тимошенко, Литвину, Морозу или Кинаху (если он сумеет провести свою партию в ВР) покинуть ряды новых "большевиков", как система рухнет. Не исключено, что дело не дойдет даже до избрания нового руководства Верховной Рады, а не то что коалиционного Кабинета министров. Может, это и субъективное мнение, но я не вижу сегодня желания договориться в рамках модели "спикер–премьер"-2006. И Тимошенко абсолютно права, когда говорит о "концентрации власти в руках трех-четырех человек". Этими людьми являются Литвин, Мороз, нынешний лидер "НУ" Николай Мартыненко и сама Юлия Владимировна. Проблема заключается в том, что речь идет об эмбриональной концентрации власти. Если они не договорятся на этапе формирования большинства, то "кина не будет". Будет вторая серия парламентских выборов. И так станем выбирать до тех пор, пока либо не надоест, либо будет получен требуемый результат.

Вторая: несоответствие парламентско-президентской формы правления системе местного самоуправления. Это как раз то, над чем сегодня бьется как рыба головой об лед вице-премьер Роман Безсмертный. Сказав "а", придется говорить и "б". Говорить, кстати, некому. Парламент не в состоянии это сделать до выборов, а местная власть при поддержке мощных лоббистских групп влияния на уровне центральных институтов управления устроила инициативам Романа Петровича настоящую обструкцию.

В таких условиях напрашивается один, достаточно спорный вывод. Если конституционная реформа все же будет реализована (пока это неизбежно), то весной-летом будущего года у нас, вероятно, будут всего лишь два легитимных института – президентский и Совет национальной безопасности и обороны, функции которого прописаны в Основном законе. А парламент придется распускать. Если не сразу, то в 2007 году точно.