На «слитую» ПАСЕ люстрацию не нашли «козу отпущения»

На «слитую» ПАСЕ люстрацию не нашли «козу отпущения»

Опаньки! Вчера нас ткнули мордочкой в лужу собственного “изготовления”. Мониторинговый комитет ПАСЕ выразил негативное отношение к закону о люстрации. А за день до этого в Минюсте не смогли выбрать “козу отпущения” на место бежавшей с должности главного люстратора Татьяны Козаченко – 7 из 12 доковылявших до финиша девочек и мальчиков как-то совсем не тянули на главу департамента.

А из солидной публики никто не подал заявку. Маладца! Читаем “Версии”, понимаем, что люстрацию уже слили. Причем в помойное ведро...

О ПАСЕ. Они нам не братья, но старшие товарищи. Старших нужно слушать, а не класть на них с прибором. Мы шаловливо нарушали этот принцип, пользуясь особым положением “инвалидов войны с российским агрессором”, но, судя по всему, срок предоставления льготы истек.

Как сообщают СМИ, в процессе рассмотрения проекта Резолюции «О функционировании демократических институтов в Украине» без изменений утвержден пункт с требованием исправить закон о люстрации, нарушающий права человека. А заодно пересмотреть и закон о декоммунизации в соответствии с критикой Венецианской комиссии.

Конкретно по люстрации. В п. 7 Резолюции ПАСЕ сказано: «Ассамблея выражает свою обеспокоенность в связи с проблемами прав человека, которые были нарушены законом о люстрации. Поэтому Ассамблея призывает Верховную Раду безотлагательно принять поправки к этому закону, которые были подготовлены в сотрудничестве с Венецианской комиссией с целью решения этих проблем, а также найти дополнительные меры, чтобы гарантировать полное соответствие закона выводам Венецианской комиссии, а его исполнение – европейским стандартам».

А мы ведь еще с самого начала охоты на ведьм писали, что Венецианская комиссия (ВК) фактически забраковала украинскую люстрацию и что министр юстиции Павел Петренко намеренно вводит в заблуждение граждан, трактуя выводы Венецианской комиссии в выгодном для власти ключе. Дескать, люстрацию признали допустимой, но при условии, что она будет проводиться по европейским правилам.

Увольнять человека по формальным признакам, например, просто из-за того, что он работал при Януковиче, – незаконно. Применять люстрацию можно ТОЛЬКО по решению суда, в котором (внимание!) однозначно доказано, что конкретное лицо причастно к нарушениям демократии и прав человека при Януковиче в 2010-2014 гг., а также во время событий евромайдана 2013-2014 гг. Без судебного решения люстрация является формой политической расправы

Неправда! Мы цитировали мнение Венецианской комиссии в статье с характерным заголовком “Слив люстрации и «онижедети» в социальном лифте”. Ну, а что – заголовок оказался правильным!

Так вот, общий смысл упомянутого заключения – увольнять человека по формальным признакам, например, просто из-за того, что он работал при Януковиче, – незаконно. Применять люстрацию можно ТОЛЬКО по решению суда, в котором (внимание!) однозначно доказано, что конкретное лицо причастно к нарушениям демократии и прав человека при Януковиче в 2010-2014 гг., а также во время событий евромайдана 2013-2014 гг. Без судебного решения люстрация является формой политической расправы.

"Люстрация не является и не должна быть формой уголовного судопроизводства. Она никогда не должна использоваться в качестве замены для уголовного наказания, либо в качестве возмездия и мести... Масштабная люстрация может быть весьма проблематичной, привести к огромным бюрократическим тяготам и спровоцировать атмосферу "всеобщего страха и недоверия", – отмечается в заключении Венецианской комиссии.

Не могу удержаться от дальнейшего цитирования этой нашей статьи. “Масштабная тотальная беспочвенная люстрация без решения суда – это дурь, которой два года маялась Татьяна Козаченко и набранные ею в люстрационный департамент мальчики и девочки. Фактически они сами стали жертвами общественного психоза, а также желания поиграть в палачей со всем юношеским максимализмом. «Онижедети» как-никак”.

Мы также спрогнозировали, что люстрация как временный массовый психоз из серии охоты на ведьм на самом деле уже фактически закончилась. Как формально (по плану Кабмина на проверки в контексте “очищения власти” отводилось два года), так и фактически. И на подходе время разгребать наломанные дрова – судебные иски, иски в ЕСПЧ и т.п. В общем, интересное еще впереди. Люстрация как процесс, может, и завершается, а война принципов только в самом начале: “люстрационных зверюшек” еще догонят и наваляют им по полной программе. За все причиненные неудобства.

Именно по этой причине, а не по какой-то другой, наша Коза/ченко и покинула люстрационный огород. Короче, наша птичка попалась. Правильно сделала. Главное – вовремя. Наигралась вволю в ролевые игры “палач и его жертвы”. Может, хотела бы и дальше немного развлечься, но, как адвокат поняла – это уже будет не так весело, задорно и почетно. Не случайно написала в Facebook “Для мене символічно піти саме в цей день, щоб дотриматися слова і бути гідною і вільною))”. Дескать, ухожу, пока не заплевали окончательно и не затаскали по судам.

Кто хочет занять престижную должность директора департамента Минюста, чтобы получить указанный выше комплект “услуг” – быть местами заплеванным и регулярно затасканным? Только неопытная, решительная и бесшабашная молодежь. 12 человек рвались в бой, 7 дорвались до конкурса. Под Крутами было больше, должен вам сказать.

Почему не выбрали “объект жертвоприношения”? Как написала наша Таня “за 3 роки роботи в Міністерстві юстиції, і 2 роки на цій посаді – із залишившихся 7 кандидатів знаю тільки одну людину, яка 2 роки є спеціалістом департаменту. Інші ніяк не проявили себе в цій сфері взагалі...”.
Неужели в стране так много вакансий, где юристам с двухлетним стажем дают высокий ранг госслужащего и 25 “штук” гривен?! Нет, таких вакансий немного. Уж поверьте. Почему же в Украине не могут найти нового люстратора? Ответ, дорогие мои, еще в 2000 году дал Андрей Кузьменко, он же Кузьма (земля ему пухом) в песне группы “Скрябин” “Нема дурних”

В результате имеем официальное сообщение, что “Мінюст ЗНОВУ об’явив конкурс на посаду директора департаменту з питань люстрації”. Эти неудачники начальству не понравились. Просят подать других.

Информационное сопровождение show must go on осуществляет Козаченко, орошая слезами свою страницу Facebook.

“1. Дуже мало людей подаються на конкурси, бо

- не вірять в неупередженість і думають що результат визначений завчасно

- не знали про конкурс, бо інформація не має належного розповсюдження, навіть на сайті Мінюсту знайти і розібратись з нею дуже незручно

- успішні юристи не готові розглядати вакансію, так як оплата (ставка 8600 мінус податки) не забезпечує базисних фінансових умов прожиття.

2. Всі сфери діяльності притерпляють від нестачі професійних кадрів, які не тільки повинні мати якісну освіту, але бажаний досвід роботи і мотивацію реалізовуватись в такій сфері

- люди які приходять в міністерство не можуть відповісти хто очолює це міністерство, чим міністерство займається, із профільного закону знають тільки назву. Це поширене явище, я приймала участь у конкурсних комісіях і знаю про що кажу

- вистачає хронічних «безробітних», які подаються на всі конкурси: НАЗК, ДФС, ДБР, ВСУ – такі собі «жнець, швець і на дуді ігрець»

Всі ці міфи існують, якщо Ви в них вірите, а потрібні руйнівники міфів:

- гола ставка це не все що отримує посадовець, наприклад керівник департаменту, бо сміло додайте 100 % надбавки і стільки ж премії і це вже буде 25000 мінус податки (я отримувала голу ставку, бо все інше йшло в бюджет зарплат співробітників департаменту, що б їх підтримати, там зарплата чистими складала від 5 до 8 тисяч гривень)

Повинні ж бути в країні сміливі і доброчесні юристи, які мають 2 роки стажу державної служби та/або керівний досвід і здатні проявити себе як люди які реалізують державну правову політику...”.


Конец цитаты. Последнее предложение утвердительное, хотя по сути – это вопрос. Риторический.

Неужели в стране так много вакансий, где юристам с двухлетним стажем дают высокий ранг госслужащего и 25 “штук” гривен?! Нет, таких вакансий немного. Уж поверьте.

Почему же в Украине не могут найти нового люстратора? Ответ, дорогие мои, еще в 2000 году дал Андрей Кузьменко, он же Кузьма (земля ему пухом) в песне группы “Скрябин” “Нема дурних”:

Нема дурних, нема дурних.

Давно вже тут нема таких.

Нема дурних, нема дурних давно
(весь куплет – два раза).