Что изменит замена «игрока МВФ» на украинском поле?

МВФ провел плановую ротацию своего постоянного представителя в Украине: вместо шведа Йосту Люнгмана, который занимал эту должность четыре года, будет гражданин Армении Ваграм Степанян. Говорят, все, что ни делается, к лучшему. Степанян отличается от  Люнгмана тем, что поймет нас без перевода (если будем говорить с ним по-русски). Это – плюс. Но он специалист по налогам, а это может быть минусом…

Г-н Люнгман был представителем МВФ в Украине с 3 июля 2017 года. Он сменил на посту француза Жерома Ваше. Ваше, как и Люнгман, проработал на должности четыре года. Их преемник Степанян – старший экономист МВФ и работает в фонде с 2008 года. До этого два года был экономистом во Всемирном банке. Окончил Университет Лондона, Ереванский госуниверситет экономики и Американский университет Армении. Гражданин Армении, владеет английским, русским и испанским языками.

Новый глава представительства МВФ прибыл к нам в довольно непростой момент. Денег от Фонда Украина давно не видела. За все время с утверждения Советом директоров МВФ 9 июня 2020 года программы stand-by, рассчитанной на 18 месяцев, из общего выделенного финансирования в $5 млрд. Украина почти сразу получила первый и на данный момент единственный транш в размере $2,1 млрд.

Дальше дело застопорилось, так как МВФ начал выдвигать Украине все новые и новые условия. В декабре 2020-го и феврале 2021 года миссия МВФ по итогам работы в Украине заявила, что решение о транше так и не приняли.

Так называемые маяки, которые мы не выполняли, были разного характера, но основных перманентных требований три: 

– возобновить работу НАБУ;

– восстановить нормальную работу НАПК (имеется в виду возвращение уголовной ответственности за недостоверное декларирование);

– согласовать вопрос по Высшему совету правосудия. МВФ настаивает, чтобы решающий голос в нем имели «международные эксперты».

Последние два пункта уже выполнены, а законопроект №5459-1, который предусматривает назначение директора Национального антикоррупционного бюро правительством, а не президентом Украины, депутаты будут рассматривать только осенью. Это означает, что до осени денег от МВФ можно не ждать. А там уже не за горами окончание полуторагодичного срока действия программы stand-by.

Мнения о том, как это отразится на нашем финансовом положении с учетом того, что нынешний год – пиковый по выплате внешних долгов, резко расходятся. Похоже, что президент нервничает. 15 июня Владимир Зеленский заявил, что предъявление Украине со стороны Международного валютного фонда таких же требований, как и другим государствам, является несправедливым, так как в Фонде не учитывают, что Украина воюет.

Председатель комитета Верховной Рады по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Даниил Гетманцев еще в мае выразил уверенность, что, даже если Украина и не получит транша от МВФ, она сможет закрыть этот год и без кредита. При этом в апреле внештатный советник президента экономист Олег Устенко, напротив, заявил, что, если кредита от МВФ не будет, правительство вынужденно «срежет» часть бюджетных расходов.

Но когда весной Гетманцев и Устенко вели заочную дискуссию, они, как и Нацбанк с правительством, надеялись получить “дармовщинку” от МВФ, о которой мы подробно рассказывали в одноименной статье.

Речь идет о допэмиссии Специальных прав заимствования (СПЗ или в английском варианте SDR) на сумму в $650 млрд. Другими словами, это дополнительный выпуск резервных денег МВФ, изобретенных в 1969 году в контексте функционирования Бреттон-Вудской системы.

Такая эмиссия происходила всего три раза: 1970-1972 годы, 1979-1981 гг. и в августе 2009-го. В 2009 году Украина получила от Фонда СПЗ на сумму в 1,017 млрд. ($1,59 млрд.) из общей суммы эмиссии в $260 млрд. В этом году мы рассчитывали получить еще больше – $2,7 млрд. Но пока ничего не получается.

Заседание по вопросу эмиссии МВФ собирался провести в начале июня. Но недавно глава пресс-службы Фонда Джерри Райс сообщил, что процесс нового распределения SDR будет завершен самое раннее к концу августа. А у нас в сентябре очередные масштабные долговые выплаты.

Внушает оптимизм прогноз аналитиков J.P.Morgan, что Украина получит $3 млрд. до конца 2021 года (это даст увеличение международных резервов до $32,5 млрд.). Разумеется, не за счет кредитов МВФ, а за счет превышения притока валюты над оттоком на $0,6 млрд. и допэмиссии СПЗ на $2,7 млрд. со стороны МВФ.

Но с другой стороны, заявления пресс-секретаря МВФ Джерри Райса портят настроение. «Определенный прогресс достигнут, но для завершения первого пересмотра нужно больше», – сказал он на традиционном брифинге в Вашингтоне.

Не раскрывая деталей, Райс напомнил, что целью оговоренных в рамках программы мер является, в частности, улучшение управления в Нацбанке и законодательства о банковском надзоре, среднесрочное снижение бюджетного дефицита, усиление антикоррупционной вертикали и судебной системы.

Он не назвал налоги. Возможно, потому что Люнгман в своих отчетах и выступлениях больше напирал на проблемы коррупции. Но его сменщик Степанян обязательно обратит внимание на фискальные новации правительства. Налоги – его конек со времен учебы в западных университетах.

Еще работая во Всемирном банке, он написал несколько научных докладов по налоговым реформам и моделям. А недавно в МВФ редактировал фундаментальное исследование перспектив развития региональной экономики (ПРРЭ): Ближний Восток, Центральная Азия, страны бывшего СССР (включая Россию и Армению).

А у нас как раз Кабинет министров решил пополнить бюджет через налоговую реформу. Даже две. Во-первых, это законопроект №5600, где предусмотрены нормы, касающиеся разных отраслей. Но больше всего на слуху повышение ренты на добычу железной руды. В правительстве хотят поменять базу расчета налогообложения и привязать ренту к мировой рыночной цене. Чиновники обещают увеличить ежегодные поступления на 50-60 млрд. грн.

Во-вторых, так называемая налоговая амнистия.  Недавно принятый закон предусматривает однократное добровольное декларирование доходов и активов физических лиц с 1 сентября 2021 года до 1 сентября 2022 года. Тех, кто имеет право на добровольное декларирование, но не воспользовались такой возможностью, закон будет определять как сообщивших в контролирующий орган об отсутствии в собственности активов, полученных с доходов, с которых не уплачены или уплачены не в полном объеме налоги и сборы. И если что-то потом найдут, то сами виноваты.

МВФ традиционно относился к идее проведения амнистии с большими сомнениями. Люнгмана мы вроде бы убедили, что это необходимо. А вот убедим ли мы эксперта по налогам Степаняна, и как он отнесется к другим фискальным новациям? Это большой вопрос. Может и вовсе забраковать наши старания. Тогда вместо налоговой амнистии будет так называемое «нулевое декларирование». Оно как раз входит в меморандум с МВФ. И соответствующие законы уже приняты. Почти все…

Источник: Версии
54321
(Всего 24, Балл 5 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам