ЗСТ с Турцией: триумф Зеленского или уступка Эрдогану?

Эрдоган Зеленский

Всю прошлую неделю в прессе шло обсуждение подписанного между Украиной и Турцией договора о зоне свободной торговли. Мнения радикально разошлись: одни комментаторы настаивали, что выиграла Украина, другие – что Турция. Истина, как правило, где-то посредине. Не найдя ее в опубликованной аналитике, решили поискать сами.

Общепринятым является мнение, что от свободной торговли между двумя странами выигрывает та, у которой экономика сильнее. Мы уже рассказывали в одной из статей, посвященных парадоксальному финансовому кризису в Турции, который связан с падением лиры, что Анкара находится на 19-20-м месте в мире по размеру номинального ВВП (в зависимости от рейтинга – МВФ или ООН) и 45-м – по величине валового внутреннего продукта, рассчитанного по паритету покупательной способности (ППС). Для сравнения: Украина на 56-58-м месте в мире по размеру номинального ВВП. И на 90-м (!), если смотреть ВВП по ППС.

Да, Турция – один из мировых лидеров по производству текстиля, автомобилей и запчастей, морских судов, строительных материалов и бытовой техники. Там расположено 13 автозаводов ведущих мировых производителей, на каждом из которых ежегодно собирают от 15 тыс. до 350 тыс. автомобилей.

Но при этом Украина имеет позитивное сальдо внешней торговли с Турцией. За девять месяцев 2021 года объем торговли товарами между Украиной и Турцией составил $7 млрд. (+49,9%), экспорт – $4,1 млрд. (+66%), импорт – $3,2 млрд. (+34%).

Основные товарные позиции: экспорта – черные металлы (53,4%), зерновые культуры (15,9%), руды, шлаки и зола (7,1%); импорта – ядерные реакторы, котлы, машины (10,4%), минеральное топливо, нефть и продукты перегонки (8,9%), черные металлы (6,9%).

Проблема индустриального бума в Турции в том, что турки настроили огромное количество новых предприятий под расширение экспорта, а расширить его пока не могут и заводы стоят недогруженные – либо из-за ограниченности рынков сбыта, либо из-за нехватки сырья. Тут мы им поможем.

Украинские чиновники с гордостью сообщили, что основа соглашения о ЗСТ заключается в обнулении пошлин на 10337 товарных позиций, или 95% всех товаров на экспорт. Еще на 1347 позиций будут существовать товарные квоты или уменьшение пошлин.

На первый взгляд, это звучит внушительно. Но на самом деле никакой смысловой нагрузки в этой статистике нет. По официальной информации, из всех 10 тыс. позиций мы экспортируем только 1100 позиций. Представители рынка говорят, что и эту цифру можно смело делить на два.

Другими словами, от большого количества обнуленных пошлин нам ни холодно, ни жарко. Интерес представляют четыре позиции: черные металлы (39,2% экспорта), зерновые культуры (18,9%), семена и плоды масличных растений (10,0%).

Как известно, Турция вступила в ВТО на совершенно других условиях, чем Украина. В Украине ставки пошлин связаны обязательствами по 99,8% позиций, у Турции – всего по 72,1%. В Украине средняя ставка ввозной пошлины 4,5%, в Турции – примерно 12,5%. По продовольственным товарам ставка порой достигает 45% и даже 200%. И это не антидемпинг.

К началу переговоров Турция имела пошлины на интересующие украинских экспортеров товары в среднем размере 29%, украинские ставки – всего 5%. Теперь мы и эти 5% при импорте теряем, что совсем не в радость для бюджета. Что взамен?

Насколько я понимаю, мы не получаем преференции по мясу и субпродуктам, а также по экспорту молочной продукции. Кроме того, мы не договорились по масличным. Сделка не распространяется на них де-юре. Только на зерно.

Но в импорте зерна больше заинтересована сама Турция, точнее, ее перерабатывающая промышленность (крестьяне были традиционно против). Дело в том, что они пытаются отнять у Италии статус главной «макаронной державы».

Уже сегодня Турция занимает второе место в мире по производству макаронных изделий более дешевого сегмента, чем в Италии, рассчитанных на рынок сбыта арабских стран, Индии и Африки. И свой собственный.

За десять лет Турция нарастила экспорт муки в два раза, а поставки макаронных изделий – в шесть раз. На сегодня она является первым экспортером муки, манной крупы и дробленой пшеницы в мире и вторым по величине поставщиком на глобальный рынок макаронных изделий.

Где-то я прочитала, что совокупный экспорт муки, макаронных и хлебобулочных изделий из Турции за 2003-2019 гг. составил 75,7 млн. тонн на сумму $29,9 млрд., импорт пшеницы за этот период составил 63,7 млн. тонн на $17,4 млрд., что обеспечило прибыль в размере $12,5 млрд.

В стране имеется 550 действующих промышленных мельниц, которые ежегодно перерабатывают 13 млн. тонн пшеницы. При этом реальная мощность составляет около 30 млн. тонн. То есть им очень нужна наша пшеница, но только высокого качества с протеином 10,5%.

В итоге за последнее время перерабатывающее лобби в Турции задавило лоббистов от фермеров, которые доказывали, что внутреннее потребление практически полностью соответствует производству пшеницы.

Собственное производство пшеницы в Турции составляло всего 20 млн. тонн и продолжает снижаться. А население Турции – 82 млн. человек и еще 5 млн. беженцев из Сирии, которые проживают в стране постоянно. Также до пандемии в страну ежегодно прибывало от 40 до 50 млн. туристов. Сейчас эта цифра уменьшилась втрое, но рано или поздно коронавирус закончится.

Все эти люди едят булки, хлеб, макароны, выпечку и торты. При этом из-за плохого качества земель и сильной жары турецкая пшеница, как правило, не бывает экстракачества, пригодного для производства макаронных изделий.

Значительная часть ее идет на корм скоту и «выпечки для простого народа». Кстати, у нас аналогичная проблема, но не из-за земли (с черноземами нам повезло), а из-за жадности аграрных магнатов. Еще недавно основным поставщиком пшеницы на турецкий рынок была Россия. Не знаю, как смогли «отвоевать» у России долю рынка в секторе продовольственной пшеницы, но у нас это получилось.

На сегодня мы поставляем в Турцию около 1 млн. тонн такой пшеницы, но после ЗСТ цифра, скорее всего, удвоится. Правда, в ущерб нам. Общеизвестно, что в этом году в Украине возник дефицит муки, пришлось закупать ее в Турции. То ли еще будет после запуска ЗСТ.

Поэтому вывод №1: нашему зерновому экспортному лобби зона свободной торговли с Турцией очень нравится. Но именно в сегменте пшеницы.

Пока непонятна ситуация по ячменю, на который в Турции растет спрос на фоне увеличения численности поголовья коров и баранов. Наши экспортеры хотели бы наращивать поставки ячменя, комбикормов, отрубей, жмыха и всего прочего (тем более что у нас кормовых культур избыток), но точную информацию по деталям договоренностей пока не обнародовали.

Турки активно конкурируют с нами на мировом рынке комбикорма, а на свой пускают только при условии, что имеют долю в его производстве в Украине. Сейчас, как грибы после дождя, стали расти турецкие комбикормовые заводы в Украине, которые экспортируют продукцию на их внутренний рынок, в арабские страны и в  Африку.

По масличным культурам, как уже объявлено, мы ничего для себя не выкрутили. А жаль, потому что рапс и соя считаются высокодоходными культурами и наши экспортеры с удовольствием бы ринулись на турецкий рынок, тем более уровень потребления там растет.

С подсолнечником еще более любопытный момент. Украина постоянно вводит или обещает ввести меры для ограничения экспорта семян, с тем чтобы стимулировать продажу готовой продукции. Теоретически это правильно. Но практически в таких мерах заинтересованы экспортеры подсолнечного масла, которые зарабатывают на вегетарианстве индусов. Вроде «Кернела» и других.

Турция тоже импортирует растительное масло, но больше гоняется за сырьем. У турков имеется порядка 9 млн. тонн мощностей по переработке масличных культур, а собственное производство не превышает 3 млн. тонн. Но тут мы им не помощники. Основные поставки идут из России (пока она не прикрыла экспорт семян из-за пандемии), Болгарии, Молдовы, Аргентины  и  Казахстана. От нас – совсем немного.

В общем, с аграрным рынком все более-менее понятно. Теперь что касается всего остального. На рынке поставки металла однозначно выигрывают поставщики металлолома. Турция забирает 90% всего экспорта металлолома, потому что у нее 69% – это  доля электрометаллургии. В Украине всего 5,5%.

После подписания ЗСТ экспортерам не грозит введение моратория на экспорт лома, чего они больше всего боялись. А то, что Украина сохраняет заградительную пошлину в 58 евро, им по барабану: учитывая, что тонна металлолома на мировых рынках доходит до 450 евро, они ее даже не чувствуют.

Отечественные металлурги продолжают жаловаться, что скоро у них не будет сырья. А утешительный приз в виде заявления, что Турция «частично открывает рынок», это как кость собаке. На самом деле приоткрывается крошечная форточка, куда нереально протиснуться.

Сокращать государственную поддержку своей сталеплавильной отрасли и широко распахивать внутренний рынок для украинской металлопродукции Анкара не собирается. По большому счету, в самом большом пролете будут именно металлурги. Руда как шла, так и будет идти в Турцию дальше.

Жалобы производителей цемента на то, что их задавит турецкий импорт (производственные мощности в Турции составляют 140 млн. тонн цемента в год, а в Украине 12 млн. тонн, а собственное потребление в Турции около 60 млн. тонн), имеют элемент лукавства. Поскольку на турецкий цемент, а также на устройства для дверных и оконных блоков в 2021 году были введены новые антидемпинговые пошлины.

Сейчас о заградительных пошлинах подумают украинские изготовители радиаторов и газоблоков, которые Турция в рамках ЗСТ, как ожидается, начнет массово завозить в Украину.

Вообще, прогнозирую, что заявки на антидемпинговые расследования после ратификации зоны свободной торговли посыплются как из рога изобилия. Тем более что в Турции действительно значительная господдержка собственного производства и есть к чему придраться.

Поэтому вывод №2: ЗСТ так же избирательно невыгодна одной части украинского бизнеса, как выгодна другой (зернотрейдерам и металлоломщикам). У турок то же самое. Кто-то будет ныть, что импорт из Украины убивает собственное производство, кто-то наоборот обрадуется большим объемам сырья, позволяющим увеличить экспорт, и рынку сбыта.

А что же с точки зрения политики: кто выиграл – Владимир Зеленский или Реджеп Тайип Эрдоган? Тут нужно напомнить, что переговоры о ЗСТ инициировал Эрдоган, еще когда был премьер-министром Турецкой Республики. Он вел их в 2012-м с Виктором Януковичем, в 2016-м и 2018-м с Петром Порошенко, но подписали документы только при Владимире Зеленском. Для Эрдогана это – «закрытый гештальт».

Наши дипломаты уверены, что в обмен на ЗСТ они покупают оптом лояльность Анкары на все времена. Но Восток – дело тонкое. То, что турки не скупились на комплименты, были активными в «Крымской платформе», а Onur является одним из главных подрядчиков в «Большой стройке» – это все элемент ритуальной игры. Просто они быстрее других поняли, что Зеленский «любит ушами».

И еще: Турция видит в ЗСТ инструмент решения своих экономических проблем, а мы политических. К слову, нашей власти почему-то кажется, что зона свободной торговли – это какая-то рейтинговая фишка, которую оценит избиратель. Уже есть две слабо работающие ЗСТ – с Израилем и Канадой. В процессе переговоров ЗСТ с Тунисом и Иорданией. Зачем они нам нужны, никто объяснить не может.

Источник: Версии
54321
(Всего 44, Балл 4.91 из 5)
Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в vk
VK
Поделиться в odnoklassniki
OK
Поделиться в linkedin
LinkedIn
Поделиться в twitter
Twitter

При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на «Версии.com» обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство «Інтерфакс-Україна», не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства «Інтерфакс-Україна

Напишите нам